Известные лепидоптерологи

Романов, Николай Михайлович, великий князь

Русский генерал от инфантерии, лепидоптеролог и историк

Николай Михайлович Романов (N. M. Romanov) — великий князь, российский лепидоптеролог и историк, Почётный президент Русского энтомологического общества, Председатель Русского географического общества и Императорского Российского общества плодоводства. Родился 14 апреля 1859 года в Петербурге.

Внук Николая I, сын кавказского наместника великого князя Михаила Николаевича Романова, двоюродный брат царя Николая II. Свойственная императорскому дому военная направленность в воспитании великих князей была сильно выражена и в семье Михаила Николаевича. Поэтому, его сын, Николай, едва родившись, был зачислен по традиции в списки лейб-гвардии Конно-Гренадерского полка и лейб-гвардии 2-й лёгкой конной батареи, стал шефом 3-й гвардейской и гренадерской артиллерийской бригады, а в день своего крещения он был пожалован андреевской лентой и зачислен в списки лейб-гвардии Стрелкового батальона Императорской фамилии.

Мать мечтала о его военной карьере и, чтобы угодить ей, Н. М. Романов получил военное образование, занимая впоследствии различные командные должности в российской армии. В 1878 году он был произведён в офицеры. Участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 годов. Служил 10 лет в Кавалергардском полку, командовал 16 гренадерским Мингрельским полком и был начальником гренадерской дивизии. Имел чины генерал-адъютанта и генерала от инфантерии, но его тяготила военная служба.

С юных лет, проживая вдали от Петербурга, на Кавказе, в имении Ликани недалеко от Боржоми, Н. М. Романов увлёкся энтомологией и естествознанием, начал коллекционировать бабочек. Его детское увлечение поддерживали Г. И. Сиверс, лесничий из Лагодехи на Кавказе Л. Ф. Млокосевич, А. Беккер, которые с 1870 года (Великому князю было тогда 11 лет) занимались сборами для него бабочек. Они же были и первыми его учителями в области лепидоптерологии. Дома считали эти занятия Н. М. Романова временным увлечением и сначала не придавали им особого значения, но его целеустремлённые изыскания и организаторская работа по изучению бабочек позволили ему в конце концов занять достойное место в истории российской лепидоптерологии.

Главным вкладом Н. М. Романова в отечественную лепидоптерологию явилось многотомное издание «Mémoires sur les Lépidoptères», выходившее в Петербурге под его редакцией (1884 — 1897). Первый том вышел в свет в 1884 году в Петербурге и открывался (как и два последующиx) работой самого Н. М. Романова по чешуекрылым Кавказа, которыми он усиленно занимался в это время и формировал собственную лепидоптерологическую коллекцию. В частности, ему принадлежит первоописание кавказского подвида «Pаpilio аlexаnor orientаlis Romanov». В этом же томе, как и во всех последующиx, публиковались статьи европейских (П. Шнеллена, К. Фиксена, О. Штаудингера и других) и, в особенности, отечественных (С. Н. Алфераки, Н. Г. Ершова, Г. Ф. Христофа, Г. Е. Грум-Гржимайло и других) лепидоптерологов.

Издание сопровождалось великолепными цветными иллюстрациями бабочек, выполненными с большой точностью. Иллюстрации делались очень дорогим способом — специальной литографо-офсетной печатью с последующей ручной (!) раскраской каждого изображения. Поэтому «Мемуары» имели большую себестоимость и ограниченный тираж, в результате чего они стали раритетами.

С 1884 по 1897 годы Н.М. Романов выпустил девять томов этого капитального издания, ставшего сейчас библиографической редкостью, но которое до сих пор используется в работах лепидоптерологов, так как в нем впервые были описаны десятки новых для науки видов чешуекрылых, приводились первые фаунистические списки для различных, в том числе отдалённых уголков России и прилегающих территорий от Камчатки и Приамурья до Средней Азии, а также Тибета, Монголии и Кореи. Особо следует сказать о прекрасных цветных рисунках бабочек на различных стадиях развития. Полиграфия того времени не позволяла сделать качественные цветные иллюстрации, поэтому в типографии методом гравюр на металле печатались лишь контуры бабочек, которые затем вручную раскрашивались акварелью. Часть тиража так и осталась не раскрашенной (Некрутенко, 1990). К сожалению в кругах того времени господствовало некоторое пренебрежение к русскому языку и все работы в «Мемуарах Романова» публиковались на французском или немецком языках.

Российской лепидоптерологии очень повезло, что среди любителей этого предмета оказался Великий князь. Увлечение столь высокопоставленного лица придавало энтомологии статус наибольшего благоприятствования при организации экспедиций и публикации их результатов. Располагая значительными средствами, Н. М. Романов сумел привлечь широкий круг натуралистов к сбору чешуекрылых. В 1880 г. он принял на работу Г. Ф. Xристофа, который позже стал хранителем его коллекции (Некрутенко, 1990). Отношения с Г. Ф. Христофом, который был его первым учителем в лепидоптерологии, он особенно ценил всю свою жизнь. На похоронах Г. Ф. Христофа в 1894 году, кончину которого он тяжело переживал, Н. М. Романов сам нёс его гроб...

В дальнейшем он установил особенно тесные контакты с С. Н. Алфераки и Г. Е. Грум-Гржимайло, субсидируя последнему экспедиции на Памир. Дружба с С. Н. Алфераки продолжалась у него до конца жизни. Н. М. Романов, страстно и с большим размахом занимался коллекционированием чешуекрылых, всячески способствуя развитию отечественной лепидоптерологии, поощряя начинающих энтомологов, постоянно организовывая на свои средства научные энтомологические экспедиции в разные далёкие и неизведанные уголки Российской империи и прилегающие страны.

В 1900 году всю свою коллекцию чешуекрылых Н. М. Романов передал в дар Зоологическому музею Академии наук в Санкт-Петербурге. К этому времени это была одна из крупнейших частных коллекций чешуекрылых и насчитывала более 110 тыс. экземпляров (среди них около 18 тысяч палеарктические), расставленных в 30 шкафах. В коллекции имелось большое число паратипов чешуекрылых. Эта коллекция полностью сохранилась в фондах Зоологического музея РАН в Санкт-Петербурге. Большинство экземпляров чешуекрылых этой коллекции снабжено донными этикетками на белой бумаге с изображением вверху царской короны и надписью в три строки: «Колл. Вел. Князя / Николая / Михайловича.». Один из шкафов коллекции, находившийся в Ликани, в 1900 году был передан в Кавказский музей в Тбилиси (ныне Государственный музей Грузии им. академика С. Н. Джанашиа при Президиуме АН Грузии).

Будучи весьма разносторонним человеком Н.М. Романов коллекционировал также произведения искусства, миниатюру. Позже Н. М. Романов, наряду с энтомологией, увлёкся вопросами истории, с 1902 года начинают выходить его исторические публикации об эпохе Александра I. Занимал видное место в русской исторической науке; его издания и исследования внесли много нового в понимание эпохи Александра I. Главные его труды по истории: «Князья Долгорукие» (1902); «Граф Павел Александрович Строганов» (1903); «Дипломатические сношения России и Франции 1808 — 1812», т. I — VII (1905 — 1908 — 1914); «Александр I» (1912); «Императрица Елизавета Алексеевна» (1908 — 1909); «Переписка императора Александра I с его сестрой великой княжной Екатериной Павловной» (1910); «Генерал-адъютанты императора Александра I» (1912); «Донесения австрийского посланника Лебцельтерна 1816-1826» (1913); «Русский некрополь в Париже», «Петербургский некрополь», «Московский некрополь», «Провинциальный некрополь», «Русские портреты XVIII и XIX вв.»; (5 т., с 1000 художественно воспроизведёнными портретами). В 1913 г. под его почётным председательством состоялся съезд представителей губернских учёных архивных Комиссий.

В 1909 году Н. М. Романов стал председателем Императорского исторического общества; он переписывался и дружил с Л. Н. Толстым, мечтал о постепенно-реформистском пути развития России с ограничением самодержавия, был против первой мировой войны и, в частности, писал: «К чему затеяли эту убийственную войну, каковы будут её конечные результаты? Одно для меня ясно, что во всех странах произойдут громадные перевороты. Мне мнится конец многих монархий и триумф всемирного социализма, который должен взять верх, ибо всегда высказывался против войн. У нас на Руси не обойдётся без крупных волнений и беспорядков... особенно, если правительство будет бессмысленно льнуть направо, в сторону произвола и реакции.» Открыто критикуя царских министров, Н. М. Романов навлёк на себя в конце-концов гнев Николая II, по приказу которого в 1916 году он был сослан в своё имение Грушевку в Херсонской губернии, и лишь через несколько месяцев ему было позволено вновь появиться в Петербурге.

После Февральской революции 1917 года его судьба резко изменилась. 26 марта 1917 года в петроградской «Красной газете» был опубликован Декрет от имени Петроградской трудовой коммуны, в нем говорилось: «Совет Комиссаров Петроградской Трудовой Коммуны постановляет: членов бывшей династии Романовых — Николая Михайловича Романова, Дмитрия Михайловича Романова, Дмитрия Константиновича Романова и Павла Александровича Романова выслать из Петрограда и его окрестностей впредь до особого распоряжения с правом свободного выбора места жительства в пределах Вологодской, Вятской и Пермской губерний. Все вышеназванные лица обязаны в трёхдневный срок со дня опубликования постановления явиться в Чрезвычайную Комиссию по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией (Гороховая, 2) за получением проходных свидетельств на выбранные ими пункты постоянного местожительства и выехать по назначению в срок, назначенный Чрезвычайной Комиссией по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией».

«Порядок высылки, писала впоследствии А. Романова, — был установлен следующий: великие князья Николай Михайлович, Дмитрий Константинович и Павел Александрович — должны были выехать в Вологду, Иоанн, Константин, Гавриил и Игорь Константинович, Сергей Михайлович и князь Палей — в Вятку или в Пермь. Из Москвы Вел. Княгиня Елизавета Фёдоровна и из Финляндии Велик. Кн. Георгий Михайлович, арестованные там же, должны были присоединиться ко всем высылаемым».

После Октябрьской революции он не уехал за границу, а остался в Петрограде. В июле 1918 появился «Декрет о конфискации имущества низложенного Российского Императора и членов императорского дома», на котором стояла подпись В. И. Ленина.

В начале июля 1918 года трое великих князей — Николай Михайлович, Георгий Михайлович и Дмитрий Константинович — были арестованы и посажены в Вологодскую тюрьму. В начале августа 1918 года все трое великих князей были переведены в Петроград, в Дом предварительного заключения, находившийся в Петропавловской крепости, где они пребывали вплоть до своего расстрела в январе 1919 года. Несколько позже туда при строгом режиме под стражей был доставлен и великий князь Павел Александрович, который до того был ещё на свободе и со своей семьёй жил в Царском Селе (Кудрина, 2000).

Долгое время последние дни Н.М. Романова были не известны, Однако, в датских архивах, Ю. Кудриной были обнаружены письма великого князя Николая Михайловича. Он писал их летом и осенью 1918 года из казематов Петропавловской крепости, писал датскому посланнику в Петрограде, и тайно они достигали адресата. Эти документы позволили установить факты о последних днях жизни Н. М. Романова и его братьев — Великих князей.

Датской королеве Александрине, племяннице великих князей Николая и Георгия, шли настойчивые просьбы оказать помощь членам царской семьи. Близко к сердцу принявшая сообщение о бедственном положении своих дядей в Петрограде, она старалась поддержать их морально. «Чудное письмо, которое я получил от Её Величества, — писал великий князь Николай Михайлович Х. Скавениусу в октябре 1918 года, — наполнил меня радостью. Узнаю дочь моей сестры и внучку».

Датским правительством разрабатывались планы освобождения князей и с помощью правительства Германии и правительства Украины. По этому поводу Н. М. Романов писал Скавениусу: «...Я думаю, что не ошибусь по поводу настоящих намерений немцев. Вы сами прекрасно знаете, что все наши теперешние правители находятся на содержании у Германии, и самые известные из них, такие как Ленин, Троцкий, Зиновьев, воспользовались очень круглыми суммами. Поэтому одного жеста из Берлина было бы достаточно, чтобы нас освободили. Но такого жеста не делают и не сделают, и вот по какой причине! В Германии полагают, что мы можем рассказать нашим находящимся там многочисленным родственникам о тех интригах, которые немцы в течение некоторого времени ведут здесь с большевиками. Поэтому в Берлине предпочитают, чтобы мы оставались в заточении и никому ничего не смогли поведать. Они забывают, что все это вопрос времени и что рано или поздно правда будет установлена, несмотря на все их уловки и хитрости».

В другом письме (от 6.IX.1918), касаясь этой темы, великий князь Николай Михайлович восклицал: «Увы, я уже почти доживя до шестидесяти лет, никак не могу избавиться от германофобских чувств, главным образом после этого мрачного союза Кайзера с большевиками, который однажды плохо обернётся для Германии».

Тем временем «красный террор» набирал силу. 6 сентября 1918 года газета «Северная коммуна» опубликовала первый список заложников, которые подлежали расстрелу в случае, если будет убит кто-либо из советских работников. Список начинался бывшими великими князьями: Дмитрием Константиновичем, Николаем Михайловичем, Георгием Михайловичем, Павлом Александровичем, Гавриилом Константиновичем.

Освобождение, которое готовило датское правительство, казалось совсем близким. Подготовка к нему шла полным ходом. Об этом свидетельствует письмо великого князя Николая Михайловича Скавениусу от 5 октября 1918 года: «Новости по поводу моего освобождения, дошедшие до меня, хорошие, и теперь мне надо готовиться к тому, что может быть я окажусь на свободе. Не могли бы Вы мне сообщить, через господина Брюммера или Бирюкова о днях отплытия шведских пароходов, чтобы я смог к ним приспособиться».

Но разрыв дипломатических отношений между Данией и Советской Россией спутал все карты. Это случилось, когда правительства Англии, Франции и США объявили об экономической блокаде России. В декабре 1918 года датский посланник в Петрограде Харальд Скавениус, по существу, единственный, кто не жалея сил старался добиться освобождения великих князей, вынужден был покинуть Советскую Россию. Для князей, едва поверивших в своё спасение, это было трагедией. Правда, освободить их пытались и влиятельные люди в самой России.

Так, специальное обращение на имя Совнаркома было направлено членами Академии наук, в нем содержалась настоятельная просьба освободить из тюрьмы шестидесятилетнего великого князя Николая Михайловича, являвшегося, как говорилось в обращении, на протяжении многих лет председателем Императорского Исторического общества. Просил за него и М. Горький. Однако, резолюция большевистских лидеров была такова: «Революции не нужны историки».

29 января 1919 года в Петропавловской крепости без суда и следствия четверо великих князей из Дома Романовых были расстреляны (точная дата расстрела не известна). Их раздетыми вывели на мороз, одного из них, больного, несли на носилках. Великие князья Георгий Михайлович и Дмитрий Константинович умерли с молитвами на устах, Павел Александрович, тяжелобольной, лежал на носилках, а великий князь Николай Михайлович шутил с палачами, держа на руках любимого котёнка... Грянули выстрелы, и все четверо пали на землю. Тела их были свалены в общую могилу, где нашли своё последнее пристанище и другие русские люди, невинно расстрелянные за несколько часов до них.

Романов, Николай Михайлович, великий князь
Романов, Николай Михайлович, великий князь

Обертюр, Шарль
Обертюр, Шарль

Французский энтомолог, специалист преимущественно по чешуекрылым

Четвериков, Сергей Сергеевич

Русский и советский биолог, генетик-эволюционист, сделавший первые шаги в направлении синтеза менделевской генетики и эволюционной теории Чарльза Дарвина

Четвериков, Сергей Сергеевич
Мимевземия схожая / Mimeusemia persimilis
Бабочки из Красной книги
Мимевземия схожая
Mimeusemia persimilis

Находящийся под угрозой исчезновения вид

Китай
Изображения бабочек у культур
и народов Мира
Культура, традиция: Китай

Бабочки (чешуекрылые) (Lepidoptera), один из наиболее крупных отрядов насекомых. Разделяется на более чем 100 семейств. Распространены всесветно, за исключением областей, занятых ледниками. Бабочки классифицируются как род Arthropoda, класс Insecta (насекомые), отряд Lepidoptera (чешуйчатокрылые). Настоящие бабочки формируют надсемейство Papilionoidea, а толстоголовки — надсемейство Hesperoidae.

Науке известно свыше 140 тысяч видов бабочек — изящных насекомых из отряда Lepidoptera (Чешуекрылые). Классификация отряда разработана ещё не окончательно и ранг многих таксонов (даже выше уровня семейства) является дискуссионным. В мировой фауне, по разным оценкам, насчитывается от 124 до 200 семейств чешуекрылых, в фауне России — 91.

Ornithoptera alexandrae
Рекорды в мире бабочек
Самая крупная дневная бабочка — Ornithoptera alexandrae (семейство Papilionidae — Парусники). Размах крыльев самки достигает 28 см. Вес самки больше 25 граммов. Встречается на острове Новая Гвинея.
Ершов, Николай Григорьевич
Ершов, Николай Григорьевич
Русский лепидоптеролог, который описал большое число новых таксонов чешуекрылых

Prodoxus y-inversus
Бабочки — дважды рождённые в цифрах
30 лет пролежали в состоянии покоя на полке в лаборатории гусеницы юкковой моли (Prodoxus y-inversus) из пустыни Невада. Но после проведённой на улице зимы они окуклились, а позже превратились в бабочек.
Ричард Бах
Цитаты: Ричард Бах
Глубина твоей веры в существование несправедливости и трагедии — признак невежества. То, что гусеница называет концом света, школьный учитель называет бабочкой!
Автопортрет маслом
2010–2018. Бабочки Южного Урала.
Справочник–определитель. Чешуекрылые, или бабочки, мотыльки, моли. Хрупкие и прекрасные создания, олицетворяющие безграничную фантазию природы — бабочки.
Александр Иванович Герцен
Александр Иванович Герцен
В природе ничто не возникает мгновенно и ничто не появляется в свет в совершенно готовом виде

Ramblers Top100

Рейтинг@Mail.ru